Онколог радиолог в мешал время работы

Можно сказать, она передалась мне по наследству, потому что в нашей семье врачи все: отец — нефролог, мама — педиатр, сестра — специалист в области ядерной медицины. Меня настолько поразили доктора, процесс их работы и забота о пациентах, что я тоже захотела стать онкологом. Немного позже решила развиваться в направлении радиационной онкологии, потому как эта сфера мне показалась более интересной и перспективной с научной точки зрения, так как здесь приходится иметь дело с высокими технологиями. Первый экзамен сдала с трудом, думала, что не смогу окончить университет, и переживала — мне не хотелось подводить родителей они преподавали в этом же вузе.

Онкологи института Герцена успешно удалили нестандартную высокодифференцированную липосаркому

Можно сказать, она передалась мне по наследству, потому что в нашей семье врачи все: отец — нефролог, мама — педиатр, сестра — специалист в области ядерной медицины. Меня настолько поразили доктора, процесс их работы и забота о пациентах, что я тоже захотела стать онкологом.

Немного позже решила развиваться в направлении радиационной онкологии, потому как эта сфера мне показалась более интересной и перспективной с научной точки зрения, так как здесь приходится иметь дело с высокими технологиями. Первый экзамен сдала с трудом, думала, что не смогу окончить университет, и переживала — мне не хотелось подводить родителей они преподавали в этом же вузе. Но, к счастью, потом я адаптировалась, учиться стало намного легче.

Я много внимания уделяла учебе, была одной из трудолюбивых и ярких студенток, входила в топ лучших учеников. Думаю, меня можно было назвать «ботаником». Первое предложение о работе мне поступило от администрации университета, в котором училась, потом я поехала в Америку. Расскажите о том опыте. Для докторов существует обучающая программа повышения квалификации — fellowship, которая позволяет пройти практику в ведущих вузах мира. Я хотела учиться в Гарвардском университете и направила документы туда.

Меня пригласили на интервью, а потом выделили грант. В течение двух лет я изучала онкологию головного мозга, шеи, торакальной области и легких и воздействие радиационной терапии. Параллельно с учебой работала в клинике при Гарварде, проводила исследования и публиковалась в научных журналах.

Этому есть объяснение — лечение пациентов с поздними стадиями заболевания обходилось государству дорого, поэтому власти начали предпринимать меры по разработке профилактических программ. В чем ее преимущества и, возможно, недостатки? То образование было на достаточно высоком уровне, преподавали в основном именитые профессора с мировым опытом, которые проходили обучение в Европе и США, как мои родители. Сейчас я не владею ситуацией, но знаю, что университетов в Турции становится больше.

Как обстоят дела с качеством преподавания в каждом из них — затрудняюсь ответить. Что касается именно радиационной онкологии, то в нашей сфере очень важны технологии и большой опыт их использования, однако не все российские клиники имеют возможность закупать новейшее оборудование. В первых с оборудованием дела обстоят хуже, чем во вторых, из—за финансовых возможностей. Все же стоит отметить, что в течение последних лет они государственные клиники стали вкладывать много средств в снабжение и закупку техники.

Но только оснащения оборудованием недостаточно, нужно еще и уметь работать с ним. Во многом качество лечения зависит от практического опыта врача. Например, уже успешно реализованы программы ранней диагностики рака молочной железы, рака матки и прямой кишки, рака простаты. Сейчас на государственном уровне совместно с докторами обсуждают внедрение и программы ранней диагностики рака легких у людей, находящихся в группе риска. Может быть, пока не совсем очевидны результаты, более весомую оценку мы сможем дать через пять-десять лет, но пациентов, обратившихся за лечением именно на ранних стадиях рака, действительно стало больше.

Этот вид онкологии встречается наиболее часто — у одной из восьми женщин. К примеру, если говорить про гормонально-позитивные, то к факторам риска их возникновения можно причислить как раннее наступление менструального цикла, позднее рождение ребенка или позднюю менопаузу, так и отсутствие молока у кормящей грудью женщины. Кроме того, регулярное употребление алкоголя и наследственность могут спровоцировать онкозаболевание.

Говоря проще, это лечение опухолей с помощью излучения, без операции и анестезии. Существует много индикаций для проведения такой терапии, например, лечение с помощью киберножа, которое можно проводить детям и взрослым на ранних стадиях при первичных поражениях в легких, печени, простате, спинном и головном мозге.

Преимущества технологии киберножа заключаются в способности отслеживать положение опухоли в режиме реального времени и в целенаправленном облучении пораженной области, защищая при этом здоровые ткани. Опасность — в облучении здоровых тканей, что может привести к побочным эффектам. Например, если при лечении рака легких задеть здоровые бронхи, то неизбежен некроз и даже летальный исход. Очень важен опыт специалиста, то насколько правильно он умеет проводить процедуру. Первостепенная задача доктора — не причинить вред, второстепенная — помочь избавиться от опухоли.

Поэтому мы тщательно разрабатываем план лечения каждого пациента, тщательно настраиваем оборудование, максимально точно проводим облучение. Надо понимать, что мало просто закупить оборудование, куда важнее команда — ее знание, опыт, квалификация. Радиоонкология — это большая работа врачей, специалистов—физиков, терапевтов, дозиметристов.

К нам за лечением отправляют пациентов со всего мира. В других госпиталях ситуация может отличаться. В наш центр приезжает много пациентов и из России, но я затрудняюсь назвать их количество. Например, когда я только начинала работать, в году, была двухразмерная терапия с недостаточными для идентификации опухоли программным обеспечением и оборудованием — оно не позволяло нам увидеть границы новообразований, поэтому было необходимо облучать всю потенциально опасную область, в том числе и здоровые ткани.

По этой причине не могли направлять высокую дозу облучения, достаточную для эффективного поражения опухоли. В современной радиотерапии появились трех- и четырехразмерная 3D и 4D визуализации, благодаря которым удается с высокой точностью определять границы опухоли и направить излучение непосредственно на нее. Поскольку теперь здоровые ткани, к счастью, не задействуются, можно значительно увеличить дозу радиации, которая максимально эффективно убьет опухоль. Сейчас лечение намного точнее, лучше, и при этом с меньшими побочными эффектами.

К тому же 4D-технология позволяет отслеживать положение опухоли в режиме реального времени с точностью до миллиметра и при дыхании. Мы перешли в новую эру в радиационной онкологии.

Люблю свою работу и коллег. Какие факторы влияют на риск заболеть им? К примеру, рацион питания может спровоцировать колоректальный рак, а курение — рак легких. Сейчас мы наблюдаем пациентов молодого возраста, что отчасти связано с более продвинутой диагностикой, к тому же благодаря развитию медицины выявлять рак стало возможно на ранних стадиях.

Современные молодые люди испытывают гораздо больше стресса, чем предшествующее поколение. Среди наших пациентов есть и летние. Если судить по результатам еженедельного консилиума врачей в «Анадолу», можно сказать, что, например, рак груди часто встречается в возрасте 32—35 лет.

Каждый вид опухоли требует комплексного подхода, за лечение больного отвечают врачи разных специальностей. В нашей клинике практикуется мультидисциплинарный подход, когда одним пациентом занимаются специалисты разных направлений. Сообща на специальных онкоконсилиумах они разрабатывают план лечения каждого пациента.

Как правило, за обсуждением собираются онкологи, радиотерапевты, радиологи, хирурги, патологи и врачи других специальностей — в зависимости от заболевания. Плюс такого подхода в том, что решение принимает не один врач, а несколько, за счет этого определяется наиболее эффективный и взвешенный план лечения, снижаются риски, повышается ответственность доктора перед коллегами.

Интернет-газета «Реальное время».

Профессор Хале Чалар: «Мы вошли в новую эру радиационной онкологии»

Онкологи института Герцена успешно удалили нестандартную высокодифференцированную липосаркому Андрей: миссия выполнима Уважаемые друзья, пациенты, подписчики и коллеги! Историю, которую мы расскажем сегодня, сам пациент Андрей называет чудом. Мы специально цитируем Андрея, потому что хотим передать его эмоции и чувства, которыми он поделился с нами. У него была обнаружена редкая патология - неорганная забрюшинная опухоль.

Кибер нож каширское шоссе

Оставить отзыв Гость Марина Викторовна врач от бога. Никто из врачей после моего обследования на КТ не обратил внимание, что в мочеточнике находится камень. Неизвестно, чем бы закончилась очередная операция, если бы не Марина Викторовна. Господи, пошли ей здоровья и удачи. Гость Услышала от своей подруги, находящейся сейчас на лечении в радиологии в Краснодаре, о "кадровых изменениях" в отделении. Давно пора!

Луч спасения. Как расстрелять раковую опухоль и вылечить больного

.

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Роль методів інтервенційної радіології в онкології. Балака C.М.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Онколог, радиолог в Израиле: доктор Марк Вигода

Комментариев: 5

  1. Tuyana:

    Натали, на фразу – не в деньгах счастье – кто-то (не помню) ответил оч. просто – дайте мне их и я докажу вам обратное. Что касается Вас – просто они всегда были под рукой !

  2. Патимат:

    Молодец, Дядя! Живи сто и ещё двадцать лет!

  3. ggggfffff:

    Если сахар высоковат и диабет на грани, то…

  4. Алекс:

    Я с удовольствием помогу вам и с тем, чтобы вы могли избежать неприятностей от фабричного хлеба, и с приобретением приличной мельницы – тем более.

  5. store-house:

    Быстрая ходьба – удовольствие организму, особенно вечером. И никаких проблем со сном!