Приёмный покой круглосуточный стационар химиотерапевтического отделения владимирского областного онк телефон регистратуры

Общее число погибших выросло до Об этом в эфире «России 24» рассказал мэр Сергей Собянин. Сейчас расходные материалы закуплены.

Формулярный комитет доклад «Здравоохранение в России 2010» ньюдиамед москва, 2011

Все попытки увеличить подготовку специалиста учитывая, что анестезиология-реаниматология — сложная и ответственная дисциплина до 3 лет не находят поддержки. Даже в трудные послевоенные е годы клиническая ординатура была 3-летней. С «лёгкой руки» какого-то недалёкого чиновника клиническая ординатура вскоре стала 2-летней и в систему здравоохранения стали выпускать опасных для больного «недоучек».

Ситуация в районах и в поселках Кадровая проблема в райцентрах и поселках существенно сложнее, чем в городах. Низкие зарплаты, крайне низкий процент укомплектованности штатов, непрерывный, практически круглосуточный, без выходных дней режим работы а нередко — и без отпусков, так как нет персонала, готового подменить коллегу на этот период, например, главный врач одной из районных больниц Хабаровского края предлагал любые деньги врачу «на подмену», так как его врач-специалист уже несколько лет не может уйти в отпуск , отсутствие жилья, отсутствие реальных перспектив профессионального роста, отдаленность делают работу в райцентрах и поселках крайне малопривлекательной.

В результате, чем удаленнее и малонаселеннее пункт, тем меньше там медицинских работников и ниже укомплектованность штатов. Именно отсутствием штатов в первую очередь обусловлено значительное — в разы — сокращение участковых больниц и фельдшерско-акушерских пунктов. Большинство поселков с числом жителей человек не имеют ни одного медицинского работника. Переманивание кадров и эрозия здравоохранения Неравномерность в заработной плате и условиях труда приводит к миграции медицинских кадров как между регионами страны, так и внутри регионов.

Так, появление федеральных центров высокотехнологичной помощи привело к переезду специалистов из одних областей например, Архангельска в другие например, в Астрахань. Аналогично, при открытии центра сердечно-сосудистой хирургии в Хабаровске, в него ушли специалисты из соответствующего отделения краевой больницы. Таким образом, число специалистов, оказывающих данный вид помощи, в целом не увеличивается, но, сокращаясь в имеющихся центрах, приводит, скорее всего, к сокращению объемов высокотехнологичной помощи и ухудшению ее качества за счет разрушения сложившихся коллективов.

Вымывание специалистов может происходить за счет предоставления жилья. Так при открытии федеральных центров одним из условий соглашения с властями регионов является разовое выделение квартир для приезжающих специалистов. Ясно, что медицинские работники, которые не могут получить квартиры в месте своего постоянного проживания, уезжают на работу «за квартиру».

При этом могут полностью обнажаться отдельные медицинские направления в донорских регионах. Особым образом выглядят Москва и Московская область. С учетом «лужковских надбавок» к заработной плате, Москва весьма привлекательна не только для медиков близлежащих областей Владимирская, Калужская, Рязанская, Смоленская, Тверская, Тульская , но и более дальних регионов, и даже сотрудников федеральных НИИ.

Не столь привлекательны, но все равно существенно выше зарплаты медицинских работников в Московской области. Врачи и медицинские сестры тратят ежедневно по часа для поездки в одну сторону, чтобы получать в Москве высокие оклады.

На определенных рабочих местах удается работать по несколько суток подряд вахтовым способом например, суточное дежурство, несколько часов отдыха и снова суточное дежурство на скорой помощи или в приемном отделении больницы. Более высокая платежеспособность населения делает привлекательными для гастарбайтеров и работу в коммерческих медицинских структурах.

Известны случаи, когда целые отделения и коллективы представлены сотрудниками из одного региона. Большая часть медицинских работников в частных московских клиниках — не москвичи. Известен случай, когда в сети подмосковных клиник практически все врачи оказались нероссиянами, не имевшими права заниматься на территории страны медицинской деятельностью.

Непрерывное образование Додипломное образование врачей проводится в виде 6-летнего образования в ВУЗе, имеющим государственную аккредитацию и выдающего дипломы установленного образца.

Наряду с существовавшими еще с советских времен медицинскими институтами, преобразованными в университеты, в течение последних 20 лет появились частные ВУЗы, медицинские факультеты при различных университетах в последнее время их число сократилось. Нередкой является ситуация, когда на медицинском факультете есть профессора, часто даже без реального педагогического стажа. На таких факультетах могут работать профессора и преподаватели вахтовым образом из близлежащего института.

Частные ВУЗы арендуют часы и площади у государственных ВУЗов, фактически осуществляя подготовку силами сотрудников последнего. Преподаваемый на додипломном уровне курс медицинских наук набор дисциплин не пересматривался десятилетиями. Никто не оценивает, насколько рационально преподаются предметы, насколько они необходимы будущему врачу, и что еще ему необходимо, чего нет в курсе вовсе.

Как пример можно рассмотреть предмет «пропедевтика внутренних болезней», который должен являться введением в терапию а по сути — и в хирургию , а на самом деле преподается как предмет «Основы диагностики». А такого — очень нужного предмета — в курсе нет.

Не преподаются основы гематологии, коагулологии, нефрологии, эндоскопии, современной функциональной диагностики, ангиологии, редуцирован и не везде есть курс нейрохирургии и т. Курс фармакологии превращен в начетничество, где студенты зазубривают названия давно исчезнувших из практики лекарств, но не разбирают, например, вопросы лекарственного обеспечения населения страны впрочем, это скорее удел клинической фармакологии.

Нет среди предметов клинической эпидемиологии, клинико-экономического анализа. Нет основ стандартизации, медицинского страхования. Есть еще непонятное образование — педиатрическое. Во всем мире это только последипломное, причем длительное, многолетнее образование.

По всей вероятности, педиатров учат тому, чем педиатрия отличается от медицины. Известно, что на педиатрический факультет поступают те, кто послабее — конкурс пониже, требования пожиже.

Особенно это касается редких на факультете мальчиков. Аналогичные мальчики оказываются на санитарно-гигиеническом и фармацевтическом факультетах. Вместо общих знаний на педиатрическом факультете идет обучение конкретике, при этом общие знания абортивны. Педиатры раньше переквалифицировались в специалистов с другими специальностями. В частности педиатров много среди гериатров. Теперь последипломные нормативные изыски поставили на таком переходе крест: нужно иметь строго определенное базовое образование, чтобы получить желаемую тебе специальность.

Иначе говоря, молодой человек уже на уровне окончания школы точно должен представлять себе, кем он станет потом. Такая жесткая детерминированность делает очень сложной проблему профессионального развития, так как у человека на протяжении жизни могут меняться интересы и пристрастия. Да и понятие детского возраста, административно перенесенное на летних подростков несколько лет назад, в связи с резким сокращением числа реальных детей, делает ситуацию по меньшей мере странной: эти-то дети явно уже не дети, нередко они уже папы и мамы в этом возрасте.

Еще хуже, а скорее просто никак, обстоит дело с подготовкой менеджеров в здравоохранении. Структура больниц не предполагает наличие директора — управленца с исполнительными функциями. Во главе наших медицинских учреждений стоит главный врач, единый в трех лицах: законодательная, исполнительная и контрольная функции, да еще подобие судебной сосредоточено в его руках. Главный врач — по сути — царь и бог в системе здравоохранения. Одновременно он наименее просвещенный человек с точки зрения управления.

Ведь додипломной менеджерской подготовки работников здравоохранения у нас в стране не предусмотрено. Далее, из корпуса главных врачей, не имеющих базового управленческого образования, формируется корпус чиновников здравоохранения, доходящих до всего «своим умом», смекалистых, хозяйственных мужиков. Додипломное образование специалистов с фармацевтическим образованием проводится 3 фармацевтическими академиями и более 40 фармацевтическими факультетами университетов.

Только Государственная химико-фармацевтическая академия г. Санкт—Петербург готовит специалистов в области фармацевтической промышленности. Практически все фармацевтическое образование направлено на подготовку специалистов аптечных организаций в области розничной торговли лекарственными средствами.

Анализ действующих в России законодательных документов свидетельствует о значительных противоречиях при трактовке роли и места провизоров. ВОЗ определяет роль фармацевтического работника как эксперта в сфере обращения лекарственных средств, помощника врача и больного при назначении лекарств.

Согласно действующему ФЗ "Основы законодательства об охране здоровья граждан", фармацевтические организации относятся к системе здравоохранения.

В ФЗ «Об обращении лекарственных средств» фармацевтическая деятельность определена в сфере торговли, хотя фармацевты додипломная и последипломная подготовка, повышение квалификации, содержание образовательных стандартов, деятельность аптек медицинских организаций всегда были в системе здравоохранения. Явно требуется пересмотр программ обучения, исходя из изменившихся задач, стоящих перед фармспециалистами.

Додипломное образование врачей-лаборантов, специалистов по инструментальной диагностике, тех, кто носит название «технишен», в западной «номенклатуре специальностей» в России отсутствует. Эти специалисты либо «получаются» из других — немедицинских — студентов биологи, педагоги, реже — химики , либо путем последипломного переучивания с обязательной клинической терапевтической программой по интернатуре.

В некоторой степени пробел в образовании менеджеров должен был быть заполнен выпускниками факультетов «сестер с высшим образованием». В мире выпускники таких факультетов являются руководителями разного уровня в здравоохранении. В нашей стране — это люди без профессии: нет потребности в их знаниях и умениях, нет для них и рабочих мест. Есть еще отдельное образование для санитарных врачей, врачей— гигиенистов.

Не очень понятная профессия с точки зрения медицины, она существует как бы параллельно с медициной, но для чего студентам-гигиенистам изучать анатомию, физиологию и всю клиническую медицину, правда в сокращенном виде — неясно. Раньше из выпускников этих факультетов кто-то шел работать просто докторами, после года интернатуры, но на сегодняшний день этот канал «перетока» практически перекрыт. Отсутствуют в стране специалисты по санитарной инженерии, а это важнейшее направление деятельности по охране окружающей среды.

Но так как нет самой охраны, то нет и специалистов. Последние десятилетия ознаменовались созданием в различных ВУЗах, в том числе медицинских, узкоспециализированных факультетов додипломного образования. Так, известны факультеты по клинической фармакологии, менеджменту в здравоохранении кроме уже упоминавшихся «сестер с высшим образованием , появились медицинские факультеты для пеницитарной системы, обсуждаются факультет спортивной медицины и религиозный.

Вероятно, эти факультеты будут готовить врачей из играющих игроков и отправляющих службу священников. Так как в последнее время появилось много «экзотических» специальностей, не будет удивительным увидеть факультет «космической медицины» или «водолазной медицины».

В угаре вседозволенности и вертикали власти чиновники от медицины забывают, что в ВУЗе дают образование, а не учат, натаскивают на профессию. Выпускник медицинского ВУЗа должен иметь всесторонние знания и представления, включая смежные науки физика, химия, биология , а не уметь делать инъекции, «снимать» ЭКГ или принимать роды.

Всему этому он должен научиться на последипломном этапе специализации в избранном направлении. Студент по окончании ВУЗа должен сделать осознанный выбор специальности, профессии.

В настоящее время студент-медик не получает знаний по многим предметам. Даже по клиническим дисциплинам имеются досадные пробелы. Но, в «нашем» вузе студента и не «учат учиться» - современная информатика практически студентам не доступна, в первую очередь из-за очевидного отставания в парке ЭВМ и знаний профессорско-преподавательского состава.

Представляется, что более правильным был бы процесс обучения года общим для всех медицинских специальностей предметам, в общем для всех объеме общая биология, анатомия, физиология, химия, физика, информатика и т. Особенно важно учесть современные технологии дистанционного компьютеризированного образования, использования фантомов и др. Представляется, что необходима публичная дискуссия о путях развития профессиональной подготовки студентов-медиков в формирующемся ином, с точки зрения информатики, мире.

Важна и экономическая составляющая. ВУЗы находятся, как и другие учреждения системы здравоохранения, на «содержании» государства или, реже — регионального бюджета.

Максимум, за что борются ректора — за привлечение все новых и новых платных студентов. Проще всего их набрать в развивающихся странах, так как при низкой стоимости практически демпинговых по сравнению с ВУЗами западных стран студент, при незнании языка и в чужой стране долгое время не сможет разобраться с низким качеством дающегося ему образования. А когда поймет — уже будут другие времена: или ишак сдохнет, или падишах. Интересуют «короткие деньги», быстрая прибыль, отдача сегодня.

Совсем не является фактором маркетинга престиж ВУЗа, его объективная оценка. Выход из этого тупика очевиден: … введение платного!

Коронавирус — LIVE, архив март-апрель 2020

По данным Европейского Центра исследований на Большинство случаев зарегистрировано в странах Ближнего Востока или связаны с посещением указанных территорий. Ближневосточный респираторный синдром является вирусным респираторным заболеванием, вызванным новым коронавирусом, который впервые был диагностирован в Саудовской Аравии в году. Происхождение этого вируса до конца неизвестно, однако ученые полагают, что он возник среди летучих мышей и был передан верблюдам, которые являются основным резервуарным хозяином и источником заражения людей.

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ХИРУРГИИ

Все попытки увеличить подготовку специалиста учитывая, что анестезиология-реаниматология — сложная и ответственная дисциплина до 3 лет не находят поддержки. Даже в трудные послевоенные е годы клиническая ординатура была 3-летней. С «лёгкой руки» какого-то недалёкого чиновника клиническая ординатура вскоре стала 2-летней и в систему здравоохранения стали выпускать опасных для больного «недоучек». Ситуация в районах и в поселках Кадровая проблема в райцентрах и поселках существенно сложнее, чем в городах. Низкие зарплаты, крайне низкий процент укомплектованности штатов, непрерывный, практически круглосуточный, без выходных дней режим работы а нередко — и без отпусков, так как нет персонала, готового подменить коллегу на этот период, например, главный врач одной из районных больниц Хабаровского края предлагал любые деньги врачу «на подмену», так как его врач-специалист уже несколько лет не может уйти в отпуск , отсутствие жилья, отсутствие реальных перспектив профессионального роста, отдаленность делают работу в райцентрах и поселках крайне малопривлекательной. В результате, чем удаленнее и малонаселеннее пункт, тем меньше там медицинских работников и ниже укомплектованность штатов.

.

.

.

.

.

Комментариев: 4

  1. Ложкина:

    irina_shatilova, я с Вами! Нельзя допускать отсутствие зубов и присутствие массажистов и все будет в порядке. Это мой выбор, но он у каждого свой…

  2. dollaroza:

    Сергей, “замшИ”.

  3. to2003:

    lpbez1, в схеме отражено время наибольшей активности конкретного органа

  4. sedusha:

    electro_s, пили красное вино