Раков михаил александрович врач брянск номер телефона как подготовиться

Сведения о результатах независимой оценки качества оказания услуг организациями Отделение гематологии, онкологии и химиотерапии Возглавляет отделение — Раков Михаил Александрович, имеющий специализацию по гематологии, детской онкологии и высшую квалификационную категорию по специальностям « Гематология» и «Педиатрия». Врачи: Бояринова Анжела Николаевна — врач-гематолог высшей категории, Крылова Валерия Викторовна — врач — детский онколог, кандидат медицинских наук, главный внештатный детский онколог.

Раков михаил александрович брянская областная детская больница

С помощью данных инструментов мы можем лучше понять нужды и потребности пользователей и повысить уровень предоставляемых нами услуг и эффективность пользования нашим сайтом. Вы можете отказаться от использования файлов cookie, выбрав соответствующие настройки в браузере.

Однако это может повлиять на работу некоторых функций сайта. Продолжая использовать данный ресурс, вы автоматически соглашаетесь на обработку данных с использованием данных технологий.

Пользователь принимает настоящее Согласие на обработку персональных данных далее — Согласие Действуя свободно, своей волей и в своем интересе, а также подтверждая свою дееспособность. Пользователь дает свое согласие ГБУЗ «Брянская областная детская больница», которое расположено по адресу , г. Брянск, пр-т Станке Димитрова, д. Согласие дается на обработку следующих моих персональных данных: фамилия имя отчество, номер контактного телефона, адрес электронной почты.

Персональные данные не являются общедоступными. Основанием для обработки персональных данных является п. В ходе обработки с персональными данными будут совершены следующие действия: сбор; запись; систематизация; накопление; хранение; уточнение обновление, изменение ; извлечение; использование; блокирование; удаление; уничтожение.

Обработка персональных данных может быть прекращена по запросу субъекта персональных данных. Согласие может быть отозвано субъектом персональных данных или его представителем путем направления письменного заявления ГБУЗ «Брянская областная детская больница» или его представителю по адресу, указанному в начале данного Согласия.

Настоящее согласие действует до утраты правовых оснований. Спасибо Вам за повседневный труд И за любовь к своей работе,за то, что дни и ночи напролёт О людях вы проводите в заботе,здоровья Вам на сотню долгих лет, а это право- дорогого стоит, в работе- производственных побед, в семейном жизни- счастья и покоя.

Онкологический диспансер регистратура Доверяете частным клиникам? ДаНет Вблизи регистратуры онкологического диспансера стоит аппарат, где обязательно нужно купить бахилы за 5 рублей! Без бахил на прием к врачам не пустят! На первом этаже работает раздевалка. Также здесь имеется небольшой продуктовый киоск.

Что стоит за определением здоровье нации, этого вам не расскажет никто, даже ныне здравствующий министр г-н Зурабов. Размытое понятие, потому как в критерии вдаваться — госбюджет подрывать. Но вот если приехать в любой — пальцем ткни на. Но вот если приехать в любой — пальцем ткни на карте — областной центр, то местная детская больница многое объяснит. Крепко средние в России — это как?

Это значит, что в типовом проекте образца х, рассчитанном на коек, на начало июня лечились детей, и еще значит, что из-за дефицита площадей отделение детской онкогематологии здесь пришлось совместить с отделением гастроэнтерологии. К санитарным нормам это имеет отдаленное отношение, непосредственное — к финансовым. Фамилия заведующего онкогематологическим отделением больницы Раков. Совпадает с основной профильной специализацией доктора.

Раков 1 июня был в Москве на благотворительном вечере в «Современнике», где мы не встретились, потому что лично еще не были знакомы. Спрашиваю про впечатления, и Раков отвечает: «Хорошее дело, и концерт хороший, но это же позорище, что на больных детей по миру деньги собирают…».

Когда Михаил Александрович говорит «по миру», то в виду имеет и немецкие благотворительные организации из города Хамельна, которые к брянским детям прикипели еще со времен чернобыльской катастрофы да так с той поры и возят в больницу то лекарства, то оборудование. Постоянство, надо заметить, абсолютно не свойственное российским благотворительным традициям. На немецкие деньги в прошлом году отремонтировали в больнице три онкогематологические палаты.

Раков ведет показать. Палаты со стеклопакетами, моющимися пластиковыми панелями на стенах — все как положено для отделения, которое должно дезинфицироваться ежедневно. На отделку палат израсходовали все до копеечки — на мебель уже не хватило, и Раков с досадой стучит дверцей металлической тумбочки, стоящей в углу. И тут тоже… Это же с лечением лейкозов несовместимо… Категорически».

Несовместимо, здесь он прав. Но тумбочка со ржавчиной и рассохшийся шкаф из ДСП в углу не от предательского недосмотра — от преступной бедности, за которую ни доктор Раков, ни доктор Числин ответственности не несут.

И клизмы ставят, и кровь берут. Это нас Бог хранит, точно говорю». Бог, судя по всему, хранит и самого Ракова, отводя его от искушения бросить все к чертовой матери и не ездить из районного города Карачева каждый день на работу в Брянск 20 лет кряду, зарабатывая в бюджетном исчислении по сетке 5 тысяч рублей в месяц.

В прошлом году через него прошли 83 ребенка с гемобластозами. Я московским врачам хоть ночью могу позвонить — выслушают…» Раков теребит московских коллег, честно сказать, без всякого стеснения. Правильно делает, потому что у него тут детские жизни, а другого информационного ресурса нет.

На всю больницу один компьютер с подключенным интернетом. Стоит в приемной у главного. А межгород на телефоны в отделения тот подключил пару лет назад, потому что «стыдно сказать — денег не было». Почему за отсутствие денег должно быть стыдно Числину, может, кто в правительстве подскажет, разъяснит, так сказать, меру социальной ответственности персонально. Бороться со страшными детскими болезнями в таких условиях замечу, лучших во всей Брянской области — это как в «русскую» рулетку играть: риск ежедневный, в рутину для доктора Ракова так и не превратившийся.

Он в сентябре как услышал доклад президента про перспективы национальных проектов, сразу пришел к Числину с идеей: надо у Минздрава просить денег на детский онкогематологический центр в Брянске, совсем небольшой — на 40 коек.

Это же вполне национальный проект. Просить, как мне объяснили в Брянске, оказывается, надо тоже высокотехнологично — с оформленным по всем нормам проектом и бюджетом, иначе и рассматривать прошение не станут. Числин выступил в местной прессе и на телевидении — денег у земляков просил на проект. Денег собрали — миллион семьсот тысяч рублей. Опять немцы поучаствовали — тысяч от них, такие же суммы — от нескольких брянских компаний.

А всего — чуть больше жертвователей. Числин листы, исписанные сверху донизу, показал, напротив фамилии — сумма. Есть и рублей, и , и Это от пенсий оторванные деньги. Одним словом, что в столице, что в глубинке — на детей надо собирать по миру. Позже, когда мы обошли больничные коридоры, спотыкаясь о залатанный линолеум и невыносимый запах краски, которой красили потолки, едкой до рези в глазах: «а сами купить хорошую мы права не имеем, обязаны использовать только ту, которую поставщик прислал, — это в этом году закон такой вышел»; когда стало очевидно, что те три палаты в гематологии, отремонтированные на немецкие деньги, — лучшее по условиям, что есть во всей больнице; уже сидя в кабинете главного, я спросила: «А вы верите, что удастся построить центр?

Что дело пойдет дальше проекта? Числин с Раковым, не сговариваясь, стали стучать кулаками по столу, «чтоб не сглазить». Иных гарантий нет. Если сбудется то, о чем молится, уповая на Божью волю, верующий доктор Раков, то излеченных от рака детей в Брянске станет больше. Не всех спасут, но большинство. Мысль — очевидней некуда, причем актуальна она во всей педиатрии, хоть гайморит лечи.

А в «крепко средней» брянской областной детской больнице для этого что есть? Есть главный врач Александр Числин, двадцать лет тянущий на себе эту ответственность и представляющий отлично весь ресурс.

Оборудование, как он говорит, пока есть практически все. Это больнице в плюс. Если уточнить, что за оборудование, то он, то есть плюс, автоматически превратится в минус. К примеру, двум рентгеновским аппаратам по 20 лет, а за год такой аппарат изнашивается процентов на 15— Сколько лишних жизней уже прожил такой агрегат, подсчитать несложно.

А вдруг эта штуковина прошлого века выдаст в один момент на очередного обследуемого ребенка повышенную дозу облучения? Числин считал: вся медтехника больницы изношена процентов на Если верить отчету за прошлый год департамента здравоохранения города Брянска, на этом ресурсе он еще какое-то время вполне может лечить детей, потому как в остальных медучреждениях города этот износ составляет 90—95 процентов.

И на лекарства в прошлом году, согласно отчету департамента, на каждую койку приходилось по 82 рубля, а на питание — Главврач детской и на этом фоне выглядит вполне благополучным: на питание тратил 45 рублей в день, на лекарства — сколько нужно.

Ответ на вопрос, почему среди прочих детская областная выглядит по принципу «пациент скорее жив», надо собирать из разных источников. Одно понятно: не потому, что из центра как-то по-особому рублем лояльны к областной детской больнице в городе Брянске. Больше 10 лет получала больница оборудование и средства по программе поддержки детского здравоохранения в чернобыльских зонах. В этом году ее закрыли, вероятно, посчитав, что дети, попавшие в м под йодный удар, в м стали уже вполне взрослыми, а те, что и сейчас живут в зоне, не вполне пострадавшие.

Числин с этим выводом не согласен в корне: «Мы регулярно обследуем детей оттуда. Все заболевания они переносят тяжелее, выздоравливают медленнее. Иммунитет подорван серьезно». Часть дорогого оборудования привезли немцы из Хамельна. Если бы не эти вложения, то как вообще лечить? Как и кому, если быть точнее… Еще 10 лет назад интернатуру в областной детской проходили по 15—20 выпускников медвузов. Многие оставались работать.

В последние годы — трое-четверо. Парадоксально, но при всем этом сам главный считает, что самые трудные времена позади: «Было время, пять-шесть лет назад, я с ужасом приходил на работу, лекарств не хватало катастрофически».

Если нынешнее положение детской брянской областной больницы можно назвать стабильным, то как оценивать эффективность этого лечебного учреждения с точки зрения цивилизованных стандартов? Практически в любой московской клинике лечатся дети из провинции. Очень часто не потому, что поставлен слишком тяжелый диагноз, а потому, что упущено время.

Можно было справиться и дома, но не хватило элементарного оборудования для современной диагностики и вдумчивых специалистов, которые на провинциальных зарплатах ниже прожиточного минимума профессионально не растут. Москва встречает больных детей своими правилами, в которых проживание с ребенком мамы в больнице за день иногда сжирает треть ее месячной зарплаты — проезд, питание, часто съемная квартира.

О главных внештатных специалистах департамента здравоохранения Брянской области

.

Отделение гематологии, онкологии и химиотерапии

.

Раков Михаил Александрович

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Срб с реактивный белок

Комментариев: 4

  1. ot_elan:

    Просмотрел, думая что полезно, а оказалось что Писал тот, кому нечего делать и хочется засветиться. Элементарные признаки знакомы всем и давно.

  2. GSGiternal:

    alisova_ira, ???точно . у меня так от туалетного любого мыла кожа на ногах сухая до трещин чешуек. а от хоз. нормальная. и рвзные воспаления на коже раздражения хоз мыло лечит

  3. michaelvlasov93:

    Иногда я могу съесть за вечер 5-6 шоколадок и никаких проблем

  4. tomy1111:

    у меня мама так делола подойдет не ожидано позвет как только повернулся плюнет в глаз и говорит ячмень уходи и на следушее утро нечего нет