Реанимационное отделение на пирогова 20 курск регистратура

Эксклюзив "Почему он может решать: кому жить, а кому нет? Несмотря на ухудшающееся состояние летнего ребенка, отсутствие диагноза и просьбы родителей о переводе мальчика в столицу, главврач ОДКБ Игорь Зоря отказывал в транспортировке. История о том, как родителям фактически пришлось спасать своего сына из курской детской облбольницы, в нашем материале.

Курская городская больница скорой медицинской помощи, Хирургическое отделение

Эксклюзив "Почему он может решать: кому жить, а кому нет? Несмотря на ухудшающееся состояние летнего ребенка, отсутствие диагноза и просьбы родителей о переводе мальчика в столицу, главврач ОДКБ Игорь Зоря отказывал в транспортировке. История о том, как родителям фактически пришлось спасать своего сына из курской детской облбольницы, в нашем материале.

Семейная пара из Курска - Альбина и Михаил Д. Родители профессионально занимаются спортом и прививают это детям.

Как говорит Альбина, у сына за 11 лет никогда не было проблем со здоровьем. В марте этого года мальчик заболел. Поднялась температура, вызвали врача. Там сначала не хотели принимать, ссылаясь на то, что у него инфекция, а отдельных инфекционных боксов в больнице нет. Но мы категорически отказывались везти ребенка с температурой под 40 домой, на тот момент ему уже стало тяжело ходить, он жаловался на боль в ногах.

В итоге сына положили, нас отправили домой. В больнице его обследовали, начали лечение, температура спала. Мы каждый день по несколько раз созванивались с сыном, общались с врачами, они подробно рассказывали схему лечения. Ничего не предвещало беды, - вспоминает отец. Мою маму как раз только выписали из больницы после перенесенного коронавируса. У ребенка взяли два ПЦР-теста, оба были отрицательные.

Исследование крови, которое дает точный результат, проводить не стали. А в областной больнице сказали, что им достаточно тестирования, сделанного ранее, - говорит Михаил. В больнице на Кольцова родителям также не разрешили лечь с сыном, врачи ссылались на ковидные ограничения. А затем нам стали называть совершенно разные диагнозы. Сначала это была красная волчанка. Потом выяснилось, что анализы ее не подтвердили. Значит, это острый лейкоз, говорит нам врач, давайте возьмем пункцию мозга.

Взяли пункцию, лейкоз не подтвердился. Сын пролежал в областной с 2 по 20 апреля, за это время ему не так и не поставили диагноз. Просто лечили сильнейшими антибиотиками, которые даже взрослым дают с осторожностью. И даже в тот день, когда сына переводили в реанимацию, нам сказали: "Не волнуйтесь, с вашим ребенком все хорошо, просто нужно взять анализы".

Альбине разрешили лечь с сыном за день до перевода в реанимацию. Сына подключили к круглосуточной капельнице, он не мог себя обслуживать: сходить в туалет, поесть, помыться. Сказали сдавать тесты на ковид и ложиться с ребенком. И только когда жена попала в палату, стало понятно: ничего хорошего там нет, - вспоминает Михаил. По словам родителей, мальчик был сильно опухший, его постоянно рвало. Всегда говорите, что вам хорошо, чтобы родители не волновались".

Когда 15 апреля мальчика перевели в реанимацию, родители стали бить тревогу. Связались с московскими специалистами, Российская детская клиническая больница была готова принять ребенка.

Я нашел в Курске платную "скорую", которая за 70 тысяч доставила бы сына, - рассказывает Михаил Д. Якобы были случаи, когда "скорые" с детьми по несколько часов ожидали госпитализации, поэтому нужен официальный запрос из клиники на перевод. Я настаивал, что хочу забрать сына под расписку. Тогда мне ответили, что это нарушение закона, и как только "скорая" уедет, он вызовет полицию, и нас вместе со "скорой" арестуют на первом посту ГАИ, будет заведено уголовное дело.

После этого разговора платную "скорую" я отменил. Дмитрия Рогачева, и там им посоветовали провести ряд процедур, в частности, взять анализы крови и биопсию. В утра я приехал к больнице с полным баком, чтобы стартовать в Москву. Мне сказали, что в 9 передадут биоматериал.

В половину двенадцатого мне, наконец, выдали пробирки со словами: "Институт Рогачева работает до пяти часов, постарайтесь успеть". Я сел и поехал. Кроме того нам сообщили, что Москва отказалась принимать ребенка, - вспоминает Михаил. И когда отдавал анализы, спросил у врача: "Почему вы не хотите принять к себе моего сына? А она ответила: "Это не так. Ваш курский главврач принимает решение об отправке любого пациента в любую клинику России", - продолжает Михаил.

Мы сразу же начали звонить в прокуратуру и облздравнадзор. После этого нам разрешили увидеть сына в течение пяти минут, но сначала потребовали сдать мобильные телефоны. Врачи сказали, что телефоны дают фон на аппаратуру, и она плохо работает. Только затем, уже оказавшись в Москве, мы поняли, что это не так - родственники спокойно общались по телефону, детям давали трубку, и от нас никто не требовал сдавать мобильные.

А тогда, в Курске мы этого не знали и не понимали, что телефоны у нас забирают, чтобы мы не снимали происходящее, - рассказывает Михаил.

Они начали издалека: "Понимаете, в жизни так бывает, и ситуации все разные, и самые страшные болезни открываются.. В итоге нам сообщили, что видели много тяжелых детей, но наш ребенок находится в крайне тяжелом состоянии, и мы должны понимать, что нет гарантий, что он доживет до утра, - вспоминает Михаил.

Альбина пошла в реанимацию первой, за ней я. Когда я вышел из реанимации, увидел, что жена лежит на кушетке практически без сознания. Я позвал врачей Сыну стало хуже. Он не узнавал маму. Уже потом я у него спрашивала, что с губами.

Он рассказал, что ему привязывали руки, было очень больно, и он кусал губы, - говорит Альбина. Когда анестезиолог принес мне на подпись бумаги для переливания крови, он сказал: "Вы думаете, что поедете в Москву?

Я вас туда не отпущу". Вашим ребенком занимаются, - добавляет Михаил. В том, что нас обманывают, я убедилась, когда после звонков в прокуратуру и облздравнадзор нас все же впустили попросили расписаться в Журнале учета посещений реанимации, там стояли росписи и других родителей! За выходные состояние мальчика еще ухудшилось. В курской областной больнице все же разрешают транспортировать ребенка с ночь с понедельника на вторник.

Родители добивались этого с четверга, теряя драгоценное время в борьбе за жизнь сына. Ни "скорой", ни врачей. Я позвонил в реанимацию, там удивились: вам что, не сказали?

Выезд отменен, - говорит Михаил. Я попросила анестезиолога того же, кто не пускал нас в Москву хотя бы сказать, как состояние сына. День - два, и ваш ребенок умрет", - ответил он, - рассказывает Альбина. Мы сидим в машине и слышим, как наш сын кричит в реанимации.

Так громко, что мы слышим это на улице, - тихо говорит Михаил. Родители вспоминают, как все эти дни часами обзванивали всех знакомых, надзорные органы, чтобы хоть кто-нибудь помог добиться разрешения на перевод сына в Москву.

Потом понял: два часа ночи, мне никто сейчас не ответит Утром родители вернулись в больницу, где им сообщили, что врачи "скорой" отказались везти ребенка, так как его состояние было крайне тяжелым. А мне ответили: "Все просто. Так как мы не привезли его к 11 часам, то нужно оформлять новую заявку, кто примет, туда и повезем. Может, завтра, а может, через неделю Через некоторое время раздался звонок. Как я сейчас понимаю, произошла смена врачей, и решение было изменено, - говорит Михаил.

Был зафиксирован высокий уровень антител, свидетельствующий о том, что ребенок перенес коронавирус. Поэтому его несли шесть мужчин - мы с братом и отцом, и врачи "скорой", подняли над головой и понесли. В 11 утра 20 апреля "скорая" выехала из Курска. Но уже на 50 лет Октября от нее отстали. Сына везли под аппаратом ИВЛ, в искусственной коме, с воспалением всех внутренних органов и внутренним кровотечением, неработающими почками и отеком головного мозга, - вспоминают родители.

Мы побежали к врачам и услышали: "Ребенок доехал". Из реанимобиля мальчика вывезли на каталке, одеяло было все в крови. Они ответили, что не знают.

Как вы его везли? Мальчика положили в реанимацию, где его постоянно навещали родители. Фото сделано в Москве. На нем состояние шеи ребенка после биопсии, когда вырезали лимфоузел и оставили открытую рану. На теле были язвы в местах, где отрывали пластырь. Врач спросил: "Когда мальчик в последний раз ходил в туалет?

Открыто — больницы в Курске

Пирогова, д. У отца третья стадия рака лёгких, продержали в стационаре три недели, лечения никакого не было, удалили только лимфоузел для исследования, выписали с направлением на химию. Заведующая химиотерапией в категоричной форме отказалась положить, сославшись, что очень слабый, и отца отправила домой умирать. Что за время?

Онкоцентр курск телефоны

Схема Чтобы переместить карту захватите её мышью и перемещайте в направлении, противоположном от необходимого. Чтобы перейти в то место на карте, где вы сейчас находитесь, нажмите эту кнопку. Может потребоваться разрешить браузеру определить ваше местоположение. Чтобы проложить маршрут на карте, нажмите эту кнопку и последовательно отметьте две точки, между которыми будет проложен оптимальный маршрут. Что показать уровень загруженности дорог нажмите эту кнопку. В настройках можно посмотреть прогноз пробок на час вперёд. Чтобы выбрать между схематичным, спутниковым, гибридным и панорамным видом карты, нажмите эту кнопку и выберите необходимый слой.

В Курске опубликован план строительства объектов здравоохранения

.

.

Карта сайта

.

.

.

Комментариев: 1

  1. Нет комментариев.